Шокирующая правда о жизни русских в тайских тюрьмах

Курорты Таиланда — одни из самых популярных у россиян. Но чересчур веселый и беспечный отдых может довести до тюрьмы — так, например, произошло с нашим соотечественником, который попался на краже iPhone X. «360» рассказывает, что из себя представляет тюрьма в королевстве и почему о тайских колониях идет нехорошая слава.

Полиция южной тайской провинции Краби арестовала российского туриста из‐за кражи iPhone X в одном из местных магазинов. Подозреваемого нашли, во время обыска его бунгало был обнаружен похищенный смартфон.

Задержанным оказался 34-летний Алексей Посысаев. На курорт в районе Ао Нанга, расположенный на материковой части провинции, турист прибыл вместе с женой и маленьким ребенком, сообщил местный новостной портал The Thaiger.

15 апреля около 10 часов вечера семья отправилась за покупками в магазин одежды Netdao Wiwatratsamee. Пока владелица торговой точке помогала россиянке выбирать вещи, Посысаев забрал смартфон, заряжающийся у прилавка.

После ухода туристов хозяйка магазина обнаружила пропажу телефона и опубликовала в соцсетях видеозапись ограбления, пообещав пять тысяч бат (чуть менее 10 тысяч рублей) за информацию, которая приведет к похитителю.

Полиция обнаружила, что запечатленный на кадрах мужчина останавливался в бунгало на местном курорте. Затем семья спешно переехала на остров Ланта, где россиянина задержали и арестовали.

Первоначально турист отрицал свою причастность к краже iPhone. Однако во время обыска правоохранители нашли смартфон, спрятанный в коробке с детской едой.

Также была обнаружена одежда, которая была на Посысаеве в день кражи.

Теперь путешественника будут судить, и он отправится в местную тюрьму.

Спали на полу, кормили хорошо

Об особенностях тайских тюрем «360» поговорил с россиянином Юрием Шумахером — он помогал освободить из неволи своего приятеля. Мужчина попал в тюрьму из-за найденных у него наркотиков. За него пришлось заплатить залог в 200 тысяч рублей. Причем Шумахер считает, что запрещенные вещества могли подбросить.

«Его тут же увезли, и с этого момента связь с ним пропала. Мы видели, как это происходило, и проследили, куда его отвезли. Только поэтому мы и знали, что с ним, нашли англоговорящих юристов и начали его вызволять. Через неделю-полторы знакомого выпустили под большой залог, но еще почти четыре месяца он не мог улететь домой — не возвращали паспорт», — рассказал Шумахер.

По делу прошло порядка пяти судебных заседаний, после этого россиянина депортировали с Пхукета в Бангкок. Там состоялся главный суд, турист оплатит штраф и вернулся на родину.

При этом, как рассказал Шумахер, условия в тайских тюрьмах жесткие, но мягче, чем в России. К русским туристам относятся лояльно, местами снисходительно.

Стычек с сокамерниками или администрацией не было, все вели себя вполне корректно, а рукоприкладство распространялось только на тех, кто не соблюдал распорядок.

«Во многом все зависит от человека, можно оттуда и без трусов выйти. Конечно, если видят, что за счет кого-то можно поживиться, то заберут даже православный крест. Наш клиент вышел в одних шортах и тапках. У него хотели охранники забрать цепочку, но он не отдал», — пояснил Шумахер.

В тюрьме, где сидел мой знакомый, камер как таковых нет. Есть огромное помещение, где находятся все заключенные, примерно 300-400 человек. Спали они на полу, хорошо, что там было не холодно. Конечно, ни о каком постельном белье и речи не было, но выдавали покрывальца, многие их использовали как подушки

— Юрий Шумахер.

Шокирующая правда о жизни русских в тайских тюрьмахИсточник фото: YouTube

В тюрьмах строго соблюдают режим и порядок. Сам задержанный рассказывал, какие наказания применяют к провинившимся. Легкая форма — их заставляют приседать и отжиматься. Тяжелая — бьют палкой по кончикам пальцев или по коленям.

С питанием в исправительном учреждении проблем не было: давали рис, курицу и рыбу на пару. Кормили «лучше, чем иной раз дома. Можно даже было пойти и взять добавку». Правда, по словам Шумахера, когда представители тюрьмы и полиции общались с адвокатами и родственниками, они приукрашивали действительность и даже вымогали деньги.

«Но связи с внешним миром у заключенных нет, никаких передач или встреч. При этом зачастую надзиратели говорят одно, а на деле происходит другое. И пока человек из тюрьмы не выйдет, невозможно узнать, что точно с ним было. Телефон не дают, даже чтобы родным позвонить», — заключил Шумахер.

Тайские тюрьмы

Почти в каждой провинции популярного у россиян королевства есть собственная тюрьма. Всего в Таиланде около 140 исправительных учреждений, а количество заключенных в них может доходить до 250 тысяч.

Состав заключенных в одной камере очень разношерстный. Там могут быть виновники ДТП, мелкие воришки и убийцы. Например, приятель Шумахера спал возле человека, который расчленил и замариновал женщину. «Рядом со мной спал людоед.

Он замариновал на балконе жену или женщину. Один убил и задушил. Такой улыбчивый — сразу и не скажешь, что маньяк. Ему „пятнашка“ светит, но еще суды идут. Такой жирный, но видно, что с ним что-то не то.

Его наши русские вообще не любят и с ним не разговаривают», — говорил он.

Обычным заключенным в тюрьмах запрещено пользоваться телевизорами, радиоприемниками и сотовыми телефонами. Как правило, в камерах они проводят около 14 часов в сутки, один-два раза в день арестантов выводят на прогулку. Освещение в камерах не выключается, считается, что так можно предотвратить конфликты между заключенными.

Катастрофическая переполненность — это основная причина проблем в большинстве тайских колоний. Особо переполненными считаются крупнейшие тюрьмы Пхукета и Бангкока: «Бангкванг», «Клонг Прем Сентрал Призон» и «Лунгжао».

Из-за нехватки места спать лежа могут лишь избранные арестанты, остальным приходится проводить ночь в лучшем случае сидя.

Об этих и других ужасах подробно рассказывается в документальном сериале ВВС «The Bankgkok Hilton — Bang Kwang Bangkok, Thailand».

«Большой тигр»

Шокирующая правда о жизни русских в тайских тюрьмахИсточник фото: YouTube

Так, вышеупомянутая мужская колония строгого режима «Бангкванг» в провинции Нонтхабури, известная также как «Бангкок Хилтон», рассчитана на содержание трех-четырех тысяч заключенных. На деле их в два раза больше. Исправительное учреждение получило широкую известность после выхода на экраны одноименного австралийского сериала, главную роль в котором исполнила Николь Кидман.

Еще одно свое название — «Большой тигр» — тюрьма получила за крайне жестокие условия содержания заключенных. Туда попадают преступники, приговоренные к не менее чем 25-летнему лишению свободы, пожизненному заключению или приговоренные к казни. Тайцы называют тюрьму тигром, поскольку она, как хищник, поедает людей, и они не возвращаются на свободу.

Шокирующая правда о жизни русских в тайских тюрьмахИсточник фото: YouTube

Площадь камеры в «Бангкванге», включая не отделенный от остальной части туалет, составляет около 24 квадратных метров. В ней могут содержать до 25 человек, которые проводят в камере не менее 14 часов в сутки. Кстати, централизованной канализации в «Большом тигре» нет. Поэтому все «удобства» представляют собой дырку в полу, через которую содержимое попадает в большую бетонную яму.

Бесплатное питание крайне плохого качества, обычно это жидкий суп и вареный рис, предоставляется всего раз в день. Остальную пищу нужно покупать за деньги, которые могут прислать родственники или друзья. Если их нет — приходится работать на более состоятельных сокамерников.

Из-за плохой пищи и антисанитарии большинство заключенных заражаются холерой, дифтерией, малярией, дизентерией и гепатитом. При этом многие правительства, например Латвии и Великобритании, через благотворительные организации обеспечивают деньгами, лекарствами и витаминами своих содержащихся в «Бангкок Хилтон» граждан.

«За три года я не видел ни сумерек, ни темноты, не слышал тишину»

Дискриминация заключенных в тайских тюрьмах начинается с момента задержания — переступая порог камеры, человек становится бесправным рабом. Об этом в своем первом интервью заявил «Известиям» 27-летний россиянин Сергей Лелеков, который был арестован на острове Самуи в ноябре 2015 года.

Не имея возможности контактировать с внешним миром, на вопросы «Известий» он ответил через свою мать Маргариту. Заключенный, которого власти Таиланда приговорили к 27 годам заключения, рассказал об ужасающих условиях содержания, отношении к иностранцам в тайской тюрьме и своем дневном распорядке.

Сергей Лелеков был осужден по обвинению в перевозке 6 кг кокаина. Ранее его адвокат сообщал «Известиям», что россиянин мог стать жертвой распространенного в регионе способа вербовки так называемых слепых мулов, когда человеку под предлогом перевозки обычных вещей подкладывают наркотики.

На эту уловку тайских торговцев людьми попался уже не один иностранец.

Прошение о помиловании Сергея Лелекова уже поддержал посол РФ в Таиланде Кирилл Барский, а уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова намерена обратиться по этому вопросу к королю Таиланда Махе Вачиралонгкорну.

— Вы были задержаны в ноябре 2015 года в Таиланде. Как сказалось на вашем здоровье трехлетнее нахождение в заключении?

— За это время я сильно похудел. Недостаточное количество витаминов в питании привело к ухудшению иммунитета. Я несколько раз болел гриппом и синуситом, расстройством кишечника и различными кожными заболеваниями, которые до сих пор не излечились, — они как местная проказа.

Читайте также:  Копирайтинг или как заработать на Адвего новичку

Из-за того что мы спим на полу под вентиляторами, мне попало что-то в глаз и под веком образовался крупный жировик, который не давал мне видеть. Я обращался за помощью, но меня отвезли к врачу лишь через две недели. Я думал, прооперируют, но врач отправил меня обратно.

Постепенно опухоль спала, а жировик почти рассосался через 16 месяцев.

Здесь вообще не лечат. Например, если ты заболел в понедельник, то записаться к врачу можно лишь в субботу, но мест ограниченное количество.

В следующий понедельник тебя, может быть, осмотрит врач, а во вторник ты получишь лекарства — парацетамол, аспирин или антибиотик. Других не имеется. Чтобы вылечить зубы, приходится ждать от восьми месяцев до года.

Из-за антисанитарии и общей воды любая зараза распространяется очень быстро: через 2–3 дня больны все 600 человек.

— Как проходит день заключенного тайской тюрьмы?

— Распорядок дня прост. В 6:30 открывают камеры, мы спускаемся со стоящего на сваях второго этажа. Душ, туалет, стирка. Хотя душа нет — это скорее обмывание. В 7:30 привозят завтрак — рис. В 8:00 построение или перекличка. С 8:30 до 9:00 моются те, кто не успел после подъема, так как людей очень много. С 9:00 до 11:30 — свободное время.

Можно делать всё что угодно — либо читать книгу, либо отжиматься. 11:30–12:00 перекличка. 12:30–13:00 — ланч: вареный рис в бульоне из куриных ног или голов либо вареная тыква и бамбук с лапшой. 13:30–14:30 — свободное время. 14:30 — обед и снова рис. В 15:00 обмывание. Так называемый душ — это несколько ковшиков воды из бочек, которые стоят под открытым небом.

Хорошо, когда они наполняются дождевой водой. Тогда она бывает хоть немного прохладной в такой духоте. Однако мыться можно в строго отведенное время. Нарушение этого правила строго наказывается — месяц или больше чистить канализационные решетки. Канализация здесь на улице, открытого типа: длинный ров, вдоль которого установлены писсуары.

Когда решётки засоряются, провинившиеся заключенные чистят их голыми руками. Однажды я помыл руки в неположенном месте и был наказан.

Запахи вокруг — не только канализации, но и протухших отходов, которые гниют под открытым небом. Под солнцем на 35-градусной жаре стоят пластиковые бочки, куда скидываются остатки пищи после завтрака и обеда. Бочки стоят сутками, пока не наполнятся доверху. В жарком климате пищевые отходы разлагаются быстро, так что «свежий воздух» здесь не очень-то и свежий.

В 15:30 перекличка. В 16:00 запирают камеры. Условия ужасные — тесно, грязно. В здании от 600 до 800 человек. Свободного места нет. Первую половину дня ощущения такие, словно стоишь посреди базарной площади в воскресный день. Едим тут же на полу.

Посуду и чаны из-под риса и супа моют прямо там же — в туалете, где моемся мы. «Туалет» — это пара чаш «Генуя», три писсуара и кран без раковины под открытым небом. Поэтому в туалет идешь босиком по разлагающимся на жаре остаткам пищи.

Обувь не предусмотрена — кроссовки и носки с меня сняли еще в полицейском участке три года назад. Отсюда — грибок и кожные инфекции, которые невозможно излечить. В той воде, которой мы моемся, тоже плавает рис. Два с половиной года воды вообще не было — полагалось лишь несколько ковшиков в день.

От еды с пола, по которому разгуливают местные кошки и тараканы размером с палец ( от 6 до 10 см), распространяются кишечные заболевания.

У тайцев-заключенных модно разрезать и пытаться увеличивать свои гениталии. У кого-то заживает, а у кого-то нет — инфекции и запах открытых ран повсюду. И всё это — под открытым небом, среди бетона и железа (ни травы, ни деревьев здесь нет), в круглосуточную 40-градусную жару.

Меня, слава Богу, не избивали при задержании —наверное, российское гражданство их остановило. Но азиатов, африканцев и тайцев бьют. Некоторые оказывают сопротивление и на второй-третий день после задержания их бросают в тюрьму со сломанными ногами, руками, челюстями и отбитыми внутренностями, без зубов и с огнестрельными ранениями.

 Сюда попадают и наркоманы — с изменённой психикой, расстройствами ума и ломками. Их не лечат, а просто сдают на руки других заключенных. Не знаешь, чего ожидать от новоприбывших. В год их поступает более 5 тыс. человек. Некоторые умудряются порезать вены, другие вешаются в камерах, пока все спят.  Старые люди порой умирают сами.

 Мне приходилось сидеть в камере с трупом, пока ее не отперли на другой день.

В камеру нельзя брать ничего, кроме чашки, майки и шортов. Здесь мы проводим 16 часов в день в жаре и тесноте. 50–60 кв. м на 70–80 заключенных — то есть меньше квадратного метра на человека. В камере есть открытая чаша «Генуя» и кран с водой. Спим на кафельном полу, как килька в банке.

Ноги соседа напротив доходят тебе до бедра, по бокам от тебя и от него вплотную плечом к плечу соседи, ни ног согнуть, ни повернуться. А еще все потеют. В камере нет внешней стены, вместо нее решетка — днем сильно жарит, а ночью на кафеле уже холодно. Никогда не гасится яркий свет. За три года я не видел ни сумерек, ни темноты, ни разу не слышал тишину.

В таких условиях сон — это стресс. А проснувшись, снова осознаешь, где ты находишься. И так — каждый день.

Чем больше твой срок, тем меньше у тебя возможностей. Тем, кому дали от года до десяти, дается возможность получить работу в тюрьме, учиться (возможно только для тайцев), отправлять ежедневно письма и ходить на визиты к родным пять раз в неделю.

Я могу отправлять 2–3 письма в неделю и получить только одно посещение на 40 минут. Меня могут отправить чистить выгребные ямы или туалеты. В том, что касается официальной работы, мне остается ждать, пока остаток моего срока дойдет хотя бы до 10 лет.

Тогда я смогу работать. Причем только при поддержке посольства. С огромным трудом удается получить 6–8 книг в год. В камеру их взять нельзя. Сначала разрешали брать Библию, но новое руководство выбросило все книги в помойку.

Больше года я жил вообще без книг, развлекаясь созерцанием потолка, стен и сокамерников.

Внешняя связь осуществляется только посредством писем. В Россию они идут от месяца до года, ко мне же доходят за 2–4 месяца. При этом теперь письма на русском языке (и остальных языках кроме тайского и английского) просто выбрасываются — они запрещены.

Первые два года я писал письма в посольство, но не получил ни одного ответа — видимо, они не получали их, потому что я писал на русском. Если прилетят родственники, мы сможем поговорить через решетку и стекло по телефону 40 минут в неделю.

Контактные визиты разрешены один раз в год и только для тех, чей срок уже уменьшился.

Почему я не рассказывал об условиях содержания все эти годы? Просто нам официально запрещено рассказывать об этом и информировать посольство. Провинившихся ждет наказание: могут лишить амнистии и заставить месяц или больше чистить канализацию и туалеты.

Год назад заключенный-иранец написал письмо в посольство об ужасных условиях в тюрьме. У него случился конфликт с тюремным начальством, и в результате его поместили в психушку.

Теперь письма можно писать только на тайском или английском, чтобы не было утечки информации.

— Вы сталкиваетесь в тюрьме с дискриминацией?

— Дискриминация начинается с момента задержания — ты раб, и прав у тебя никаких. Заявить и пожаловаться на это ты не можешь. С языковым барьером я, насколько это возможно, справился через примитивные жесты. Я знаю английский, а вот тайцы поголовно его не понимают.

Даже начальство тюрьмы либо не знает английского, либо делает вид, что не понимает его. Все документы, распоряжения и команды — исключительно на тайском. Никого не волнует, что ты иностранец и ничего не понимаешь. Среди 600 человек в нашем здании — 30–50 иностранцев, держащихся группой. Только двое или трое из них знает тайский.

Тайцы же по отношению к иностранцу могут позволить себе любую шутку — отсюда межрасовые стычки. 

На 8 тыс. человек во всей тюрьме еще двое русских, сидящих в других зданиях. Я встречал их лишь тогда, когда навещало нас посольство. Так что три года я здесь один.

— Перед задержанием в Таиланде вы приняли предложение о работе от некой девушки, которая в соцсети «ВКонтакте» искала молодых коммуникабельных людей для провоза вещей. Что вы должны были перевозить? Пытались ли вы или кто-либо из вашей семьи связаться с этой девушкой?

— Да, разговор шел о перевозке одежды либо автомобильных запчастей. В крайнем случае это могли быть бриллианты или золото. Мне досталась одежда. После задержания я выдал полиции все контакты, а также чеки переводов с паспортными данными. Но они не были учтены, расследования просто не было. Те же контакты я передал и консулам российского посольства.

Мои родные нашли в соцсетях аккаунты россиянок, живущих в Таиланде и предлагающих ту же «вакансию», но этим никто не заинтересовался. Что же касается той девушки, она сменила аккаунт и растворилась. Уже в тюрьме при общении с заключенными я узнал, что у наркодилеров в Таиланде зачастую русские жены, которые и помогают им вести этот прибыльный бизнес.

Читайте также:  Шоппинг в Таиланде: 7 самых полезных вещей

— Как происходило ваше задержание?

— Меня задержали 15 ноября 2015 года. При этом в единственном документе, который я видел на суде, стоит дата 21 декабря 2015 года. Я спросил у адвоката, почему так происходит и он ответил, что совершается много ошибок, но мы уже ничего не можем сделать. Других документов я не видел, да и этот был на тайском.

Сотрудники полиции ждали меня уже в аэропорту. Меня отвели в отдельную комнату, посадили на стул и при мне распороли сумку. Как только вытащили брикеты, на меня сразу же надели наручники и перестали общаться на английском. Вытащили из карманов кошелек и телефон и бросили их в рассыпанный на столе кокаин.

Стали фотографировать. Проведя мгновенную экспертизу на наркотик, пытались всунуть брикет мне в руку и снять. Я думал, что таким образом они хотят получить мои отпечатки пальцев и старался ничего не касаться. Через пару минут привезли водителя-австралийца из отеля, который вез меня в аэропорт.

Полиция снова заговорила на английском, пытаясь протолкнуть версию, что мы друзья и я привез наркотики для него. Водитель был в не меньшем шоке, чем я. Я отрицал его и свою причастность к наркотикам, он тоже. С нами снова перестали общаться. Я стал повторять фразу на английском: «Посольство, адвокат, переводчик».

Тайцы вокруг нас еще часа два куда-то звонили и радовались.

Затем привезли в наручниках человека с ресепшена отеля, в котором я остановился, и женщину-тайку. Через час их всех, включая водителя, который сидел со мной, отпустили.

Это доказывает, что ждали меня одного — за эти годы я видел много случаев, когда случайных водителей также отправляли в тюрьму — эти несчастные отстаивали свою невиновность и за это им присуждали удвоенные сроки вплоть до пожизненного. К ночи меня с багажом погрузили в самолет и доставили в Бангкок.

Здесь же нашелся человек, который достаточно хорошо говорил по-английски и пытался расспрашивать меня. Но он проигнорировал мою просьбу об адвокате, переводчике и посольстве, поэтому я тоже игнорировал его вопросы.

В середине следующего дня мне сказали, что меня наконец-то отвезут в посольство. Но приехали лишь в другой участок, где меня отвели в конференц-зал и, фотографируясь со мной, как с убитым животным, провели пресс-конференцию. Вечером отвезли в третий полицейский участок и пробовали допрашивать, но в посольство звонить не хотели и переводчика не давали.

На ночь меня отвели в карцер, а на утро всё продолжилось по новой. Теперь мне уже совали какие-то документы на подпись. Я настаивал на посольстве — мне ответили, что звонили, но там не оказалось русскоговорящих. Через несколько часов они сдались и дали мне телефон с неправильно набранным номером.

Я сказал: «Откройте сайт, где есть номер, и наберите оттуда, чтобы я видел». На это они согласились только через час. В итоге я дозвонился, трубку взял консул. Я попросил, чтобы он передал моим родным, что со мной всё хорошо, и дал их номер, а консул обещал приехать ко мне завтра. На третий день в присутствии консула полиция составила протокол.

Консул сказал мне, что хоть он мне и верит, но я не могу отрицать, что не знал о наркотиках, потому что тогда мне грозит пожизненный срок. Я не верил, что он в здравом уме. Просил снабдить меня правовой документацией о законах страны. На утро меня отвезли в суд, зачитали обвинение, раздели и отвезли в тюрьму, где я и нахожусь по сей день.

Никаких документов, как я и говорил выше, я не получал и не видел. Через год меня снова отвезли в суд и вынесли приговор.

— Многие российские заключенные, находящиеся в заключении в США, обращались к американскому президенту с просьбой о помиловании. Не намерены ли вы обратиться к королю Таиланда с такой просьбой?

— В тайском правосудии официально предусмотрена подача прошения королю о помиловании. Но только при условии, что ты не будешь доказывать свою невиновность, а лишь попросишь о помиловании, признав свою вину.

В этом году согласно тайским традициям я подал прошение о помиловании королю (это прошение поддержал посол РФ в Таиланде Кирилл Барский. — «Известия»). По опыту прошлых лет иностранцы получали помилование, когда за них просило правительство страны.

Поэтому сейчас я надеюсь на помощь российской стороны по моему вопросу. Это очень важно для меня и моих родных.

— Навещают ли вас в тюрьме сотрудники российского посольства и оказывают ли вам необходимую помощь?

— Сотрудники посольства навещают заключенных в тюрьме дважды в год. Общение с каждым из заключенных длится 5–6 минут, иногда мы спрашиваем, какие новости в мире, потому что никакой входящей информации не имеем.

Как-то я спросил: «Вы должны защищать права и интересы ваших сограждан на территории этой страны?» И получил ответ: «Юридически — да, а по факту всё не так».

В то время как иранское и британское посольства материально поддерживают своих сограждан — навещают ребят с аналогичной историей, приносят книги, почту от родных, ходатайствуют, чтобы проводились медобследования и помогают с прошением о помиловании, сами ведут этот вопрос. Я неоднократно просил российское посольство принести хотя бы кисти и бумагу — третий год жду. Вначале я писал письма в посольство, а потом потерял надежду и бросил. 

— Что помогает вам справиться со сложной жизненной ситуацией, в которой вы оказались?

— Смешной вопрос. То, что я не один такой, и в здании еще 600 человек, чей срок — от 25 лет и выше, до пожизненного. Хотя и это не предел. На прошлой неделе тайку осудили на 4355 лет.

  А если честно — сила воли, любовь к жизни, поддержка родных и надежда, что справедливость восторжествует и меня освободят.

Большая надежда, что Россия вступится за мое помилование, надежда на МИД и посольство.

Россиянин рассказал о жизни в тайской тюрьме

История молодого россиянина, переехавшего жить в сказочный, как ему казалось, Таиланд, постепенно обернулась тюремным заключением. Как так получилось и могло ли быть иначе, он рассказал после счастливого возвращения домой…

Вернувшись в родной Челябинск, Евгений – так назовём героя этой истории – поделился впечатлениями и рассказал о событиях, которые ему пришлось пережить.

В первый раз он попал в Таиланд как турист 8 лет назад и был сразу очарован этой приветливой, на первый взгляд, страной, в которую захотел вернуться, как только беззаботная поездка закончилась, и начались обычные челябинские будни.

Приняв смелое решение, он уволился с работы, сдал квартиру и поехал снова по турпутёвке, задумав просто не возвращаться, когда придёт время. Тогда ему было 30. Как позднее он писал родителям, в тот момент он ещё не понимал, что на самом деле, всё ещё оставался ребёнком, не способным оценить ситуацию и последствия. За знания пришлось заплатить…

Будни в Таиланде

Первое, что надо было сделать, это устроится на работу, и он начал зарабатывать, предлагая туристам экскурсии – естественно, нелегально.

Чтобы из страны не выгнали, приходилось каждый месяц выезжать в Камбоджу, а потом снова получать тайское разрешение на следующий месяц.

Пристрастился, как и многие фаранги (иностранцы европейской наружности), к числу которых он принадлежал в глазах местных жителей, к алкоголю. Пили все и много – потому что дешёво и чем-то надо было себя занять.

Так прожил лет шесть. Надоело. Знакомые предложили наркотики. Достать их в Таиланде проще простого, торгуют везде. Постепенно втянулся и стал торговать сам, потому что это приносило неплохие деньги. О последствиях особо не задумывался – до первой поимки полицией.

Оказалось, что эту проблему можно решить элементарной взяткой. Постепенно и облавы стали привычным делом, потому что всегда можно откупиться за некритичную сумму. По тогдашнему курсу получалось, что до 40 тыс. рублей вполне достаточно, чтобы снова быть свободным.

 

Сначала не знал, что сдать могут «свои» же клиенты, которые за это получают премию и совершенно этого не стесняются. Так и произошло, но на этот раз нарвался на полицейского, который уже раза три отпускал, но предупредил, что ещё один раз будет последним – посадит в тюрьму. В тот момент Евгений подумал, что лучше бы продолжал пить.

За что сидят в тайской тюрьме

Бытует мнение, что в тюрьмах Таиланда и других стран ЮВА люди могут сидеть ни за что. Однако, по рассказам нашего героя, это не так. Даже совсем наоборот.

Почти за все мелкие преступления можно заплатить штраф или, в более сложных случаях, откупиться взяткой: от небольших провинностей, простых ДТП до мелких и средних краж.

В таких случаях в тюрьме можно оказаться, но ненадолго, пока не пройдёт суд.

Читайте также:  Цунами в Тайланде 2004 года - стоит ли опасаться его сейчас?

Кому не приходится ждать снисхождения – так это педофилам. В случае пожизненного заключения им не выйти ни при каких условиях до самой смерти. Сидят чаще всего за наркотики, убийства или попытки убийства. Но даже в этих случаях, все надеются на амнистию короля.

В Таиланде не работает презумпция невиновности так, как, например, все привыкли в России. В тайскую тюрьму сначала сажают, а потом уже оттуда надо пытаться себя самого вытащить всеми правдами и неправдами.

Ко всем этим заключениям Евгений пришёл постепенно, на своём опыте, отбывая срок в тюрьме.

Тюремная жизнь до суда

Как и многих, попавшихся за наркотики, его этапировали до суда в тюрьму в Паттайе, причём делали это в кандалах, которые натирают до крови ноги.

Любые перемещения вне тюрьмы происходят в кандалах, раны после которых вылечить нечем – из-за антисанитарии и отсутствия лекарств. Хотя одно лекарство в ответ на всякие жалобы всё же выдавалось, и это был парацетамол.

Забегая наперёд стоит сказать, что к доктору попасть в тюрьме теоретически можно, но только по записи и раз в неделю – те, кто не успел, могли и не дожить.

В тюрьме условия, действительно, ужасные, собственно, как и показывают часто по ТВ: множество грязных и больных людей, теснота, ужасный рис три раза в день, нет кроватей и вообще ничего из обстановки. В тот момент у Евгения ещё была надежда как-то решить ситуацию без отсидки. Он и родственники искали адвокатов, тратили на них деньги, но результата не было.

Потеря денег и квартиры

Надо сказать, что все допросы и разговоры ведутся только на тайском языке, английский же становится ненужным. И тут появляются «решалы» – местные иностранцы-фаранги, якобы имеющие связи. Через такого «решалу» удалось снизить количество наркотика, фигурирующего в деле, что должно было снизить срок заключения. Причём стоило это немало – 1 млн. рублей, который заплатили родственники.

После обещаний ещё одного русского «решалы», в Челябинске была продана квартира. Взяв деньги, он пропал навсегда.

Результатом всех попыток выйти из тюрьмы и отрицания своей вины стало оптимальное, к тому времени решение – всё-таки признаться, потому что так делают все, зачастую оговаривая себя, чтобы получить меньший срок за «более выгодное» преступление и иметь шанс на амнистию. Россиянину из Челябинска присудили 4 года.

Как выживать, что есть, где брать деньги арестантам?

В Таиланде 143 тюрьмы, в каждой из которых на сегодняшний день находится до 6 тысяч осуждённых. По наблюдениям Евгения, это большее число людей, чем там должно было бы находиться по норме.

Его самого сначала держали в тюрьме в Паттайе, а затем перевели в Бангкок, в центральную тюрьму. Это заведения строгого режима. Они показались ему ужасными, но он слышал, что бывают ещё хуже – с кормёжкой один раз в день и одним мытьём в неделю.

Спать везде можно только на полу, на тонких подстилках. Пол – бетонный. Места менять можно только через местных блатных. Есть телевизор, но там всё на тайском.

В дневное время очень жарко, а в ночное – холодно. Есть слабые вентиляторы, окна не застеклены.

Заключённые все общаются между собой, независимо от преступлений, за которые сидят, даже с педофилами – наверное, это самое большое отличие от того, что мы знаем о российских тюрьмах. Нет выраженной тюремной иерархии. 

Большинство людей сидят за продажу наркотиков. Как уже упоминалось, в Таиланде их употребляют много и часто, особенно работяги, которым надо как-то расслабиться после трудового дня или в туристический сезон, когда спать некогда, потому что все спешат заработать деньги.

Иностранных заключённых, включая россиян, не так много, но есть – может 10–20%. Несмотря на разные религиозные убеждения, конфликтов на этой почве не бывает – просто не стоит спать во время местных ежедневных молитв Будде.

Дни проходят одинаково. Первую половину дня во дворе все сидят на солнцепёке или гуляют, выискивая место в тени. После обеда можно было посещать библиотеку, в которой была и литература на русском, заниматься на курсах английского или даже учиться ходить строем. За это можно накапливать баллы, которые имеют значение для возможной амнистии.

Кроме того, тайцы обязаны были работать, и, как правило, обслуживающий персонал тоже состоял из заключённых. Иностранцы не работали, возможно, по каким-то тайским законам это запрещено или во избежание потенциальных международных конфликтов.

Тюремная еда и вода в тайских тюрьмах просто ужасна – острый невкусный рис, неощипанная курица, непонятный суп и вонючая нефильтрованное питьё. Если этим питаться долгое время, можно заработать язву желудка или расстройство, а туалеты были в ограниченном количестве, без дверей, с очередями «над душой». 

При этом, надо сказать, что в тайской тюрьме можно было купить всё, в том числе и заказать вполне качественно приготовленное меню – были бы деньги. Когда денег не хватало, Евгений писал письма родителям, но они могли идти очень долго, до 2 месяцев, и приходилось что-то выдумывать. Например, пересылать местным друзьям, которые могли зачитать просьбу по телефону. 

Письма из тюрьмы

Это отдельная и очень важная тема для иностранных заключённых. Только через письма можно попытаться решить какие-то проблемы, попросить денег или просто выговориться родным.

Существуют строгие правила при написании посланий. Они могут быть на тайском или английском, но подходил вариант и на русском с переводом на английский, написанном на обратной стороне. Все письма обязательно проверялись и должны были начинаться словами: «У меня всё хорошо…».

Королевская амнистия

По словам Евгения, ожидание амнистии – главное, что даёт надежду и окрашивает тюремную жизнь хоть каким-то смыслом. Её даёт король и повлиять на это невозможно. Сейчас амнистия бывает пару раз в год. Попадают под неё многие, особенно с небольшим сроком.

В тюрьме рассказывают о редких случаях, когда амнистию получил пожизненно заключенный, отсидевший всего 16 лет, после того как первой амнистией ему смягчили пожизненный срок до 50 лет.

Дневник и «бан», как конец истории, которую никогда не хотелось бы повторить

Бывали и другие интересные тюремные байки, которые описывал россиянин в своих дневниках, кстати, единственных памятках, невольно напоминающих об ошибках, которые хотелось бы забыть.

Например, вместе с ним сидел американский гражданин, у которого обнаружили расчленённый труп его партнёра в холодильнике, пролежавший там 8 лет. Очень странная история, примечательная тем, что американец не желал признаваться в убийстве и получил максимальный срок. Как он мог не замечать труп у себя дома так долго? И почему не спрятал останки?

Ходили слухи о заключённом, который бежал, одев униформу сотрудника, которую должен был почистить. Он отправился прямо домой, где его и поймали. Почему домой?

Одновременно с Евгением в той же тюрьме отбывал срок и скандально прославившийся Алекс Лесли. Помните историю Насти Рыбки? Пообщаться россиянам не пришлось.

В тюрьме могли появиться и друзья, например, в дневнике описывалась краткая дружба с ещё одним американцем и их взаимные языковые уроки. Новый приятель сидел за попытку убийства и сокрушался, что не довёл дело до конца, потому что по тайскому УК мог бы получить, как это ни странно, меньший срок.

Часто среди осуждённых встречались безрукие и безногие, имеющие серьёзные последствия травм, и даже передвигающиеся исключительно в инвалидных колясках. Все они сидели за манипуляции с наркотическими веществами.

Был момент, когда Евгений был даже благодарен тайским врачам, вылечившим его от жуткой чесотки, которой заболели большинство арестантов. При этом спасти себя удалось только после того, как тюремщики перевели его в «одиночку» из-за ужасных симптомов,  и где он устроил отчаянную истерику от безысходности.

Амнистия случилась тогда, когда Евгений её уже и не ждал, просто выживая по мере возможности. Отсидев 3 года из положенных 4-х, в один прекрасный день перед Новым 2021 годом, просто услышал буднично обращённые к нему слова: «Бан. Ка-бан». Это означало – домой. Мгновенно собрался, едва не умерев от нахлынувших чувств.

Результатом всей этой истории стала депортация с запретом на посещение Таиланда в течение 99 лет. Но это уже не имело никакого значения. А солнечной и беззаботной тайская жизнь теперь будет выглядеть только в его снах – реальность оказалась многослойной.

  • Наверху – невероятные берега прекрасной курортной страны, омываемые двумя океанами и двумя морями, райский отдых глазами туристов, успешная борьба с коронавирусом, дающая надежды на возвращение прежней жизни, жёсткие требования властей и якобы чёткое их исполнение, а внизу – взяточничество, подкуп власть имущих, тотальная алкоголизация и наркотики.
  • Очень хотелось бы, чтобы всё это оказалось преувеличением лишь с элементами правды…
  • Татьяна Ромашова
Ссылка на основную публикацию